Retail Life!

Максим Новиков, президент Российского союза производителей соков, о негативных последствиях введения обязательной маркировки, упадке в отрасли и мифах о соках

Максим Новиков, президент Российского союза производителей соков, дал интервью Ольге Дубравицкой в совместной студии РБК и Недели российского ритейла. Он рассказал о негативных последствиях введения обязательной маркировки, упадке в отрасли и мифах о соках.

Публикуем также текст интервью.

Ольга Дубравицкая, РБК: — Как на вашу отрасль повлияет введение обязательной маркировки?

Максим Новиков, президент Российского союза производителей соков: — Хотелось бы начать с того, что наша отрасль не видит оснований для введения обязательной маркировки. Связано это с тем, что доля некачественной или контрафактной продукции очень низкая и находится на уровне статистической погрешности. Наш союз более 10 лет ведет работу над собственной системой контроля качества сырья и готовой продукции на рынке, ее признает Роспотребнадзор, и мы видим, что доля качественных товаров с каждым годом увеличивается. Нелегальной или контрафактной продукции, которую мы отслеживаем через контрольно-идентификационные знаки, мы на рынке не наблюдаем в том количестве, которое бы вызывало беспокойство у производителей.

— Вы видите какие-то риски для своей отрасли от введения обязательной маркировки?

— Мы видим только дополнительные расходы. Мы не видим плюсов. И мы не видим механизмов, благодаря которым эта маркировка позволит убрать с рынка недобросовестных игроков.

Хотелось бы отметить, что на сегодняшний день по действующему техническому регламенту о маркировке все производители пищевой продукции уже обязаны обеспечивать прослеживаемость своих товаров. Производители, находящиеся в нашем союзе, уже сегодня обеспечивают эту прослеживаемость и понимают, где находится каждая партия товара.

— Получается задвоенность?

— Конечно. Это двойной счет, и дополнительное обложение денежными сборами наших производителей.

— Вы оценивали возможные затраты на оборудование производств?

— В нашем письме, которое мы адресовали Дмитрию Медведеву, мы отмечаем, что совокупные затраты с нашей стороны составят порядка 40 млрд рублей.

— На всю отрасль?

— Да, на всю индустрию, дополнительно к тем затратам, которые мы сейчас несем.

— Вы получили ответ от администрации президента?

— Письмо находится на рассмотрении.

— Могли бы вы уточнить, это может как-то повлиять на цены?

— Мы просчитывали этот сценарий, и мы считаем, что это увеличит себестоимость продукции, потому что это прямое взимание с каждой единицы упаковки, и на полке это может увеличить цену для покупателя на 1-3% как минимум.

— Для вашей отрасли это большое значение?

— В нашей отрасли мы видим стагнацию на протяжении последних 8 лет. Только по итогам 2018 года мы видели незначительный прирост в размере 1,5%, а во все предыдущие годы индустрия падала. И даже однопроцентное увеличение цены вызывает отток покупателей на 3-5%. То есть для нас это очень существенный порог.

— Почему наметился такой тренд в индустрии, что она стагнирует, и почему она выросла в прошлом году?

— Существует недоосведомленность покупателей о том, что такое соки. Очень многие считают, что это продукт, произведенный из порошка. Это далеко не так. 100% соки — это продукт, производящийся полностью из живых фруктов и овощей, и фактически их аналог. Если мы посмотрим на статистику, то от рекомендованных 5 порций фруктов и овощей в день мы в среднем недопотребляем по 2. И, по нашему мнению, сок может перекрыть эту потребность.

Ведется контрпродуктивная пропаганда, которая иногда происходит в рамках различных коммуникационных компаний, которое проводит государство. С потребителем не работают в направлении развенчания мифов и преподнесения правил рационального питания и сбалансированного образа жизни. При этом ведется запугивание и информирование о вредных качествах продукта, который вредным не является.

— Вспоминается инициатива Минздрава, призванная запретить/ограничить содержание сахара в продуктах. В соках, как мы знаем, содержится сахар. Сейчас у вас существует диалог с Минздравом?

— Диалог с Минздравом довольно вялый, потому что это закрытое ведомство, и обсуждение обычно ведется с другими ведомствами. И только на межведомственном уровне удается выйти на согласование определенных вещей. Мы видим определенные подвижки в действующей редакции стратегии здорового образа жизни, видим, что убраны некоторые рисковые моменты. И приветствуем то, что там появилось предложение создать межведомственный орган с приглашением представителей индустрии в лице ассоциаций для согласования определенных мер. Мы идем по пути самоограничений, саморегулирования, которые всегда опережают действующие попытки регулятора что-то запретить. И это воспринимается более просто потребителем, и имеет лучший эффект по нашему мнению.

— Про какие пункты, которые были убраны, вы сейчас говорите?

— Например, были предложения по ограничению продаж или введению дополнительных налогов на отдельные категории напитков, в частности, были предложения по повышению НДС на нашу продукцию, было предложение по введению акциза на безалкогольные напитки, которые являются смежной с нами категорией. Это совершенно разные индустрии, но нас иногда даже Всемирная организация здравоохранения складывает в одну корзину. Но мы не идентичны. Соки — это продукт, в котором содержится природный сахар (я говорю о 100% природных соках), а безалкогольные напитки — это продукт с заданной композицией, где сахар является одним из компонентов. Мы считаем, что подобные меры фискального регулирования неэффективны по отношению к одной отрасли. Более того, мы не вносим основной вклад в рацион по сахару, поэтому мы не видим причин дважды вводить регулирование по отношению только к нам.

— Сейчас эти инициативы больше не находятся на повестке?

— По нашим данным, в Минздраве они всё еще продолжают обсуждаться. Здесь нужно отметить, что правом законодательной инициативы по налоговым мерам обладают Минфин Правительства России и Комитет по налогам Государственной думы, а Минздрав регулирует другие сферы.

— Вы могли бы отметить интересные тренды потребления в вашей отрасли?

— Идет увеличение интереса к 100% сокам несмотря на то, что это премиальный продукт. Есть два любимых вкуса — яблоко и томат, которые делаются из нашего российского сырья, они одни из самых популярных сейчас. Самый популярный — апельсин и его производные: мультифрукт, сочетания фруктов и овощей. В последнее время добавление мяты также приобретает популярность. Популярный на рынке томатный сок сейчас приобретает разновидности со специями.

— Если не маркировка, то какие другие методы борьбы с контрафактом на рынке могут решить проблемы? Или доля контрафакта у вас настолько мала, что такой проблемы в принципе несуществует?

— Да, мы такой проблемы не наблюдаем. Мы, как Союз, регулярно общаемся и с индустрией, и с регуляторами. На сегодняшний день нет точки отсечения, от которой в индустрии принимается необходимым проводить маркировку товара. Нет той доли в процентах контрафактной продукции, которая бы являлась спусковым крючком.

— Минпромторг никакие цифры не приводит?

— С Минпромторгом мы не общались, но мы изучили исследования, которые проводил Центр развития перспективных технологий, и в них также нет данных по нашей индустрии. Там приводятся данные по алкогольной промышленности, по ряду непродовольственных товаров, где действительно высокие цифры. В этих отраслях, наверное, введение маркировки обоснованно, тем более что там единица товара стоит гораздо больше, чем у нас.

— Как изменится структура рынка, если маркировка будет введена?

— Мы понимаем, что наша категория товаров продолжит стагнацию или падение. Нельзя забывать, что в категории соковой продукции содержится также много товаров для подрастающего населения, это социально значимые товары, и их маркировка ударит по малообеспеченным слоям населения. Будут внесены дополнительные затраты в бюджет семей.

Интервью записано 4 июня в Центре международной торговли, Москва, в рамках V Международного форума бизнеса и власти «Неделя российского ритейла».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.