Retail Life!

Никита Кузнецов, Минпромторг России: «Мы не можем сделать то, что будет вредно для бизнеса»

Никита Кузнецов, директор Департамента развития внутренней торговли, системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга России, дал интервью Ольге Дубравицкой в совместной студии РБК и Недели российского ритейла.

Публикуем также текст части интервью.

Ольга Дубравицкая, РБК: — Производители некоторых товарных категорий высказывают опасения, что маркировка может негативно сказаться на отрасли и их деятельности. Рассматривает ли Минпромторг такие жалобы, и как именно?

Никита Кузнецов, директор Департамента развития внутренней торговли Минпромторга России: — Мы не только рассматриваем жалобы, мы и правила маркировки по каждой товарной категории формируем совместно с бизнесом, после долгого предварительного обсуждения.

Например, обязательная маркировка табака была введена 1 марта. Наше видение того, как маркировка должна выглядеть, вначале, и наше общее с бизнесом видение в конце, когда все правила уже были утверждены, очень серьезно различаются. Была разработана поэтапность внедрения, адекватная бизнес-процессам. Нужно сделать так, чтобы предприятия успели распродать раннее произведенные остатки. По табаку мы с умели достичь консенсуса по итогам, и по другим товарным группам мы действуем точно также.

— Жалобы обычно поступают от небольших локальных компаний: производителей парфюмерии, шин. Как вы с ними решаете проблемы?

— По этим товарным группам обязательная маркировка еще не началась. Все вопросы решаемы, и будут решены. И мы призываем бизнес участвовать в наших проектных экспертных группах, нет никаких ограничений для доступа к этим обсуждениям.

— Удается сейчас достигнуть договоренностей с участниками этого процесса?

— Они будут. Мы не можем сделать то, что вредно для бизнеса. Какая цель маркировки? Помимо прослеживаемости и противодействия незаконному обороту, система маркировки позволяет в перспективе значительно снизить затраты компаний. И вообще цифровизация бизнес-процессов в крупных компаниях, конечно, в перспективе, снижает их косты. И именно такую цель мы перед собой ставим, чтобы в самой системе маркировки была заложена возможность снижения затрат компании. За счет электронного документооборота, упрощения начисления акцизов, если речь идет о подакцизных товарах.

Приведу конкретный пример. Молочная продукция — это скоропортящийся товар. Его запрещено продавать по истечению срока годности. Но возможны ошибки, когда потребителю продают просроченные товары. В абсолютном большинстве случаев это именно ошибка, а не умысел: не успели убрать с полки. Система маркировки, в которой может быть забита дата истечения срока годности конкретной единицы товара, автоматически не позволит продать эту единицу — не пропустит на кассе.

Но самое главное другое. Магазины смогут применять автоматические скидки на товар с истекающим сроком годности. В магазине размещается объявление, в котором сказано, что кефир со сроком годности менее 2 дней продается со скидкой. И автоматически на кассе эта скидка применяется. Что мешает это делать уже сейчас? Штрихкод с полосочками. Он один на весь кефир данной категории: кефир одного бренда, допустим, с жирностью 3,2%, будет идти под одним штрихкодом, независимо от срока годности. Человек должен пройти по магазину, выбрать те сроки годности, которые истекают, и наклеить на них на всех другие штрихкоды, по которому касса пробьет этот товар уже со скидкой. Система маркировки позволит это автоматизировать. Представьте, какое это сокращение затрат компании. Это ведь еще и сократит ненужную утилизацию биологических отходов — вещь для бизнеса дорогостоящую. Потребители будут сами инвентаризировать полки, и смогут покупать по низкой цене качественный товар.

— Какие-то подсчеты таких издержек, которые будут сокращены, Минпромторг проводил?

— Такие подсчеты ведутся. По молочной продукции, по тому кейсу, о котором я только что рассказывал, сокращение издержек уже значительное. Есть еще дополнительные выгоды от маркировки. Производитель планирует, что будет иметь возможность видеть движение своего товара, видеть спрос, сезонность (в части того, что не является коммерческой тайной). Говорят, что по лекарственным препаратам эта проблема может быть значительной — есть вспышки вирусных заболеваний и т.п. А нарастить производство в нужных объемах — непростая задача. Они смогут меньше тратить денег на выяснение этой информации, сейчас ее приходится покупать.

— Не могли бы вы уточнить стоимость оборудования для предприятий? Парфюмерная отрасль говорила, что у них очень много маленьких производителей, и им будет очень дорого осуществлять маркировку. Они приводили расчеты, которые находили в подсчетах Минпромторга по лекарственным изделиям. Наверное, стоимость оборудования для маркировки в каждой отрасли отличается?

— Да, отличается в каждой категории, но всё это печатается на одних и тех же принтерах. Нельзя сравнивать табачную категорию, где идет огромная скорость наклеивания кодов на пачки, с каким-то иным процессом, где другая производительность. Просто так назвать цену мне сейчас было бы безответственно. В парфюмерной отрасли нет таких скоростей, но есть другие нюансы (формы флакончиков, тестеры). Но мы решим эти проблемы, не оставим без тестеров и пробников отрасль.

Полное интервью смотрите в видео выше. Записано 5 июня в Центре международной торговли, Москва, в рамках V Международного форума бизнеса и власти «Неделя российского ритейла».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.