Retail Life!

Когда ритейлеры начнут продавать еду через интернет?

Публикуем восьмую, заключительную часть тезисов пленарного заседания «Электронная торговля в ритейле: драйверы роста», которое прошло в первый день работы V Международного форума «Неделя Российского Ритейла-2019», 3 июня. С первой, второй, третьей, четвертой, пятой, шестой и седьмой частью выступлений можно ознакомиться по ссылкам.

В пленарном заседании приняли участие руководители крупнейших торговых сетей и интернет-магазинов в России, а также представители аналитических центров. Модерировал дискуссию Иван Кургузов, руководитель кластера «Электронная коммерция» в Российской ассоциации электротехнических компаний (РАЭК).

Модератор: — Вопрос к представителю Alibaba Group. Есть ощущение, что потребитель в России изменился за последние 5 лет?

Сергей Черемисин, коммерческий директор TMall Россия: — Выросла наша аудитория до 25 лет, которая стала воспринимать китайские товары как нечто качественное. Как говорит мой сын, Китай — это уже не Шаолинь, а небоскребы. Если вы посмотрите на рынок мобильных телефонов, вы сможете сказать, кто входит в топ-5. И это как минимум 2 китайские компании, а не только Корея и США. Люди, которые выросли на Xiaomi и Huawey, у них уже другое отношение к китайским товарам и брендам. Noname и Китай прочнее заходят в Россию, по крайней мере в категории non-food.

Модератор: — А требовательность клиентов выросла? Они хотят, чтобы им быстрее доставляли товары?

Сергей Черемисин, коммерческий директор TMall Россия: — Безусловно. И они хотят общаться с маркетплейсом, хотят иметь пост-продажный сервис.

Модератор: — Вы как-то планируете ускорять доставку для российского потребителя?

Сергей Черемисин, коммерческий директор TMall Россия: — Наша доставка сейчас ничем не отличается от других, мы пользуемся теми же логистическими сервисами. Фанатичность здесь не нужна, можно доставлять товары на следующий день, и потребитель будет доволен.

Алексей Мурзенок, директор по развитию электронной торговли Российского экспортного центра: — А что с экспортом? Все прочли новость, что в следующем году AliExpress, Tmall на одной платформе будет позволять нашим производителям торговать на экспорт. Потом узнали, что первой целевой страной будет Италия. Расскажите, какая ситуация сейчас.

Сергей Черемисин, коммерческий директор TMall Россия: — Все продавцы TMall автоматически встроены в бэк-энд AliExpress. Глобальный vision AliExpress — глобализация, стирание границ, поэтому мы открываем такие же TMall’ы, AliExpress’ы в других странах: Турция, Италия, Испания, и в какой-то момент мы это объединим в единый бэк-энд. И в вашей логистической карточке появится возможность выбрать страну, в которую можно будет доставлять товар. Мы очень хотим достичь этого через год.

Модератор: — Давайте еще поговорим про еду.  Надеемся, что скоро там такие же доли будут в онлайне, как и в non food-категории. Александр, я знаю, что вы сейчас активно это направление развиваете.

Александр Шульгин, генеральный директор группы Ozon: — Думаю, в рынке еды до таких же долей еще очень далеко. Ozon уже несколько лет делает еду с длительным сроком хранения. По сути, товар мало чем отличается от всех остальных. Эта категория растет очень хорошо, и имеет большой потенциал для рынка, у нас стоят трехзначные цифры роста.

Что касается свежих товаров, с особыми условиями хранения, это гораздо более сложная категория. Сейчас мы экспериментируем с охлажденным складом и цепочкой доставки в Москве, учимся делать это так, чтобы экономика была сопоставима с экономикой non-food категории или товаров с длительным сроком хранения. Частота заказов товаров с коротким сроком хранения — несколько раз в неделю, поэтому эта категория, конечно, привлекательна. Но логистическая цепочка другая. Всем еще предстоит поучиться с ней работать. В мире есть хорошие примеры, но их не так уж много.

Соломон Кунин, генеральный директор GOODS.RU: — Я добавлю. Да, еда действительно кратно растет, иногда не по годам, а по кварталам. И сдерживающий фактор здесь — наличие «холодной» (с использованием холодильников) логистики, которая очень дорогая. И ее действительно на рынке нет. Сейчас приходится довольствоваться тем, что к этой игре начнут активно подключаться сети, и можно будет делать click and delivery, когда заказ подбирается в магазине, но приходите его забирать не вы, а курьер. То есть, условно говоря, надо будет скрестить «Яндекс.Еду» с торговыми сетями. Для пользователя это может остаться в рамках одного приложения и тем самым повысить вовлеченность покупателя, сделав ее ежедневной.

Алексей Скатин, первый заместитель генерального директора Почты России: — Действительно, с частотой заказов здесь всё в порядке. С другой стороны, стоимость логистики высокая. Спасти ситуацию может снятие ограничений по алкоголю. Может, для Минздрава это и плохо звучит, но это повысит кросс-субсидирование, поскольку алкоголь довольно маржинальный товар. И таким образом компаний, которые будут заниматься доставкой еды, прибавится. Порог входа будет гораздо более спокойный в части окупаемости логистической трубы. Решение по снятию ограничений с алкоголя могло бы ускорить рост доставки еды.

Обратимся опять к китайскому опыту. Активно растет доставка в радиусе 3, не более 5 км. Дальше история нерентабельна. Но там плотность населения выше, чем у нас.

Модератор: — Мы здесь уже обсуждали, что, если будет высокая частота заказов, и доставка станет резко дешевле, всем будет лучше от этого. Но ведь еда — это как раз тот самый пример, где человеку надо много и часто доставлять, чуть ли не раз в два дня. Может как раз оседлать этот поток, и именно за счет него сделать доставку по всей стране дешевле?

Соломон Кунин, генеральный директор GOODS.RU: — Два этих потока не объединяются. Возить утюги в термоконтейнерах слишком дорого. И, к сожалению, здесь невозможно достичь синергии. Но маркетинговой синергии достичь можно. Сейчас не включены близкие точки доставки в этот процесс. Когда они включатся, ситуация поменяется. Тогда можно будет работать в обратном направлении. В продуктовые магазины, которые находятся у дома, можно будет привозить заказы и там выдавать электронику, заказанную через интернет. Если подумать в эту сторону, то там есть потенциал для снижения стоимости.

Модератор: — Такой опыт на рынке был, была компания E5 у X5 Retail Group. Надо сказать, что она закрылась по другим причинам, не связанными с бизнес-эффективностью, а связанными со стратегическим подходом руководства в целом.

Соломон Кунин, генеральный директор GOODS.RU: — Да, эта идея опередила время. А сегодня было бы интересно ее проверить.

Алексей Мурзенок, директор по развитию электронной торговли Российского экспортного центра: — Я опять спрошу про экспорт. Продается ли еда на экспорт? Приведу два примера, с Запада и с Востока.

Есть небольшой производитель из Красноярского края, который производит джемы и варенья. И посредством b2b маркетплейса alibaba.com он продает свою продукцию в мишленовский ресторан в Копенгагене. Конечно, варенье — это продукт с длительным сроком годности.

Теперь пример про Восток. У нас в РЭЦ есть запрос на поставку двухсот 40-футовых контейнеров куриных лапок (не ножек, а именно лапок) в месяц. И реализовывать они это хотят через приложение. Мы столкнулись с тем, что ни один производитель у нас не может столько поставить, и столько контейнеров у нас физически нет. Но основной стоп-фактор — это срок годности. Срок должен быть больше 6 месяцев. Молоко наше со сроком хранения в полгода сейчас в Китай не берут, они хотят срок хранения в 12 месяцев.

Для ответа на этот запрос по куриным лапкам не нужен специальный производитель. У кого-то ведь они есть, и нужно их куда-то реализовывать, или платить за уничтожение. Мы выяснили, что у нас в России есть группы компаний, которые делают «педикюр» этим лапкам: стригут ногти, убирают кровоподтеки. Потом отправляют во Вьетнам. А потом переупаковывают так, как будто эти лапки были произведены во Вьетнаме, и отправляют в Китай. Бизнес налажен, но мы хотим его упростить. В Китае эти лапки считаются деликатесом.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.