Retail Life!

Дмитрий Шевченко: «Если сейчас вы не инвестируете, у вас возникнут сложности в будущем»

Дмитрий Шевченко, исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний, дал интервью Юлии Прохоровой в совместной студии РБК и Недели российского ритейла.

Юлия Прохорова, РБК: — Какие сейчас тенденции преобладают на рынке факторинга?

Дмитрий Шевченко, исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний: — Рынок сам по себе очень динамично растет. Второй год наблюдается 40%-й ежегодный рост портфеля. Что касается ритейла, в нем ситуация немного другая. Падает доля ритейла в портфеле. В прошлом году она была на уровне 22-25%, по итогам 2018 года снизилась до 17-19%. Мы это связываем с тем, что большинство операций переходят в сегменты с нерегулируемой отсрочкой платежа. В продовольственном ритейле, где отсрочки подчинены требованиям закона о торговле, активность факторинга снижается. При этом она продолжает расти в сегментах, где эта отсрочка не регулируется: DIY, бытовая техника, электроника, строительные материалы и другие товары такого рода.

Что касается тенденций в целом, то можно сказать, что факторинг в ритейле становится всё более технологичным. Сами ритейлеры довольно продвинуты в плане цифровизации, что подтвердилось на Неделе российского ритейла. Можно ожидать, что в 2019 году наш ждет определенный прорыв, потому что ФНС в феврале этого года выпустила новый формат универсального придаточного документа, где впервые возможно указание, кто является фактором поставщика и кому уступлена эта поставка. То есть теперь каждая поставка, по которой оформляется УПД, может быть передана на факторинг.

— Как сейчас складываются отношения факторинговых компаний с поставщиками, продавцами? Изменились ли правила игры?

— Правила игры у нас не изменились, мы стараемся смотреть на такие вещи, как Кодекс добросовестных практик. Мы стараемся придерживаться КДП, поддерживаем отношения со всеми отраслевыми ассоциациями, как ритейла, так и поставщиков, и мы видим, что острота взаимоотношений чуть-чуть снижается. Сейчас непростой период у всех, снижается маржинальность, и мы своим факторинговым финансированием стараемся поддержать в первую очередь поставщиков, но не забываем и торговые сети, у которых свои принципы работы с точки зрения оборотного капитала. Если сейчас вы не инвестируете, у вас возникнут сложности в будущем. Конкуренция всё усиливается, и усиливается концентрация. Поэтому сейчас факторинговые компании не только с поставщиками взаимодействуют, но и с торговыми сетями.

— Какая сейчас в ритейле самая распространенная схема работы по факторингу?

— Что касается факторинговых продуктов, то классика — это с регрессом. Помимо этого выходят новые продукты, которые предназначены и для поставщиков, и для покупателей. Сегодня на круглом столе мы говорили про импортный факторинг — это прямое финансирование зарубежных поставщиков для ритейла. И здесь интересная ситуация с тем, что поставки, в том числе продовольствия из-за рубежа, не подлежат регулированию российским законом о торговле. Там отсрочка платежа может быть гораздо большей. И здесь факторинг помогает работать фактически с предоплатой, и получать за рубежом более выгодные условия для поставок в Россию.

— На каких условиях сейчас осуществляется сотрудничество факторов и ритейлеров при поставке из ЕАЭС и Дальнего зарубежья?

— Могу сказать по Ближнему зарубежью и ЕАЭС, что есть хорошие сделки с Белоруссией, Казахстаном. Они пока занимают небольшую долю в ритейле, возможно, это связано с тем, что недостаточно еще объемов прямого импорта, нет достаточного промо, которое делается для российского экспорта. По итогам 2018 года, по статистике нашей ассоциации, впервые экспортные сделки по портфелю превысили импортные. Развитие экспорта — в приоритете. Международный факторинг вырос в разы, до 300% за год.

— Но также долгое время продолжаться не может?

— Да. Но, учитывая, что доля международных операций в портфеле менее 1%, в то время, как в мире — 15-25%, то у нас большой потенциал в плане роста. И ритейл при переходе на прямые импортные поставки может обращаться к нам за помощью. Эта помощь может заключаться в предоставлении гарантии оплаты (двухфакторная модель факторинга, когда мы не финансируем поставку напрямую). Также сегодня (4 июня 2019 года — прим. ред.) одним из банков была представлена участникам ассоциации модель, когда мы напрямую финансируем нерезидента, и торговая сеть получает более выгодные условия по стоимости.

— Увеличивается ли в продуктовом ритейле отсрочка платежей? Если да, то по какой причине?

— В продовольственной рознице отсрочка платежа не может быть увеличена. Это требование закона о торговле. Это государственное регулирование, и здесь возможен только один вариант, когда поставщик — нерезидент.

С другой стороны, в непродовольственной рознице отсрочка платежа действительно увеличивается. Мы начинали с 60 дней, сегодня это 120 дней и больше. Сети DIY, бытовой техники и электроники для своего развития вынуждены где-то кредитоваться. На помощь приходит факторинг, который позволяет сбалансировать оборотный капитал именно той стороны, которая вынуждена предоставлять этот коммерческий кредит, эту отсрочку платежа. Здесь факторинг работает лучше всего, как во всем мире, так и у нас.

— Какие компании сейчас преобладают на рынке факторинга?

— Большинство клиентов сейчас — это всё-таки не поставщики в сети, а крупные компании. Либо те, у которых есть клиенты с хорошим кредитным рейтингом. Если вы поставщик госкомпании, то у вас шансов получить факторинг гораздо больше. Мы сегодня как раз рассуждали о том, сегодня диктат продавца или покупателя на рынке факторинга? И пришли к выводу, что рынок — всё-таки за покупателем. И торговые сети определяют, кто и на каких условиях, и какие поставщики попадают к нам на финансирование оборотного капитала.

— Насколько консервативны ритейлеры? Готовы ли они применять новые инструменты для привлечения финансирования?

— Мы финансируем ритейлеров в небольших объемах. Но есть один нюанс: у нас в основном на рынке факторинга — лидеры, которые входят в банковские группы. И здесь взаимоотношения факторинга и ритейла через связи акционеров, через владения таковы, что никуда от сотрудничества не уйти. Мы — один из инструментов, которые ритейл может использовать для своей работы наравне с лизингом и кредитами. В «Сбербанке» есть концепция экосистемы, в которую входят клиенты, дебиторы, торговые сети, поставщики, и в рамках экосистемы в том числе предоставляются услуги факторинга. В «Альфа-банке» мы видим акционерные владения X5 Retail Group. Если брать «ВТБ-факторинг», то здесь мы видим торговую сеть «Магнит». То есть связь плотная, и продукт дополняет широкую линейку банковских групп.

— Что ждет рынок факторинга в 2019 году по итогам 12 месяцев? Интересные сделки, потрясения? Прогнозируете ли вы стабильное развитие?

— Да, мы прогнозируем стабильное развитие. У нас нет ожиданий, что будет некий пузырь. Мы надеемся, что факторинг будет становиться всё более массовым продуктом. Потому что то, что сейчас составляет клиентскую базу рынка — это золотой фонд российского предпринимательства. Либо люди, которые вовремя разобрались и успели. 6000 компаний на всю страну — это очень мало. Мы ждем, что, возможно, появится какое-то IT-решение. Может быть, появится какое-то решение, предоставляющее доступ к предпринимателям, малому и среднему бизнесу.

Опускаться по цене факторингу уже некуда. Но вопрос массовости и привлечения более широкого круга предпринимателей стоит. Технологические решения позволяют. У нас хорошие связи с крупнейшими дебиторами. Поэтому, конечно, нам бы хотелось увеличить 17% в портфеле до 30-40%.

Есть пример стран Южной Европы, где с помощью специального продукта до 80% ритейла осуществляется с участием факторинговых компаний. Мы не стремимся к этой цифре, но надеемся, что тот объем бизнеса, который у нас есть сейчас, будет увеличиваться поступательно с приемлемым риском.

Интервью записано 4 июня 2019 года в Центре международной торговли в рамках V Международного форума бизнеса и власти «Неделя российского ритейла».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.